Амено
Спасаю мух и ос от гнёта стёкол.
Это будет последняя запись, и больше писать в этом дневнике я не рассчитываю. Хотя, кто знает, как жизнь повернёт...

В конце фильма обычно всё становится понятным. Может, и правда, что конец. Поскорей бы.
Понятно - это разумеется объективная правда без догадок, хоть и всё я всё-таки не стану рассказывать. Всё же стыдно.
А правда в том, что я на самом деле не боюсь людей, я боюсь, что они заметят, что я болею. Собственно, да, вот откуда всё одиночество без психологических прекрас.

Я уже, по правде говоря, со счёту сбилась, сколько раз ко мне походили с предложениями познакомиться, погулять, посидеть в кафе и т.п. Но на протяжении жизни я не согласилась ни разу ни на одну такую авантюру. Нет, не принципы, высокомерие или верность ограничивыют меня, хотя, если честно, к людям я всё равно отношусь чертовски придирчиво, но это тоже всё из одного вытекает, а то, что я само разочарование, благодаря болезням, которых так со стороны-то и не видно. Да и подходят ко мне самые разные люди: от гуляющих набухавшихся идиотов до интеллигентных и вежливых представителей. Я ничего о них не знаю. Может, среди них действительно попадаются хорошие человеки (вообще, вряд ли. в моём представлении хорошие вообще не занимаются вопросами о новых знакомствах. они как бы знакомятся между прочим важным и интересным), но это не имеет значение. Нас всех спасает только то, что мы ничего не знаем друг о друге. И мне остаётся только то, чтобы сохранить это таковым. И как мне кажется, это с моей стороны очень благородный поступок, спасающий сердца от поломок.

Я, пожалуй, ужасно плохо умею давить на жалость, но история всё же грустная.

Вспомним, что я лошадник. Были прекрасные проведённые времена на конюшне. Лето. Тепло. И вдруг владелец заявляет: "Поход!". Здорово, да? На лошадях! Поход! Suge-e (яп. "круто";)! Но вдруг ты вспоминаешь, кто ты есть...
И понимаешь, не будет никакого похода...
Говоришь: "Нет, я не поеду". А тебе: "Почему?" А ты: "Не хочу..."
Это ложь, но правду говорить нельзя. Но дело приниамет ещё страшнейший оборот: ты начинаешь терять людей. Дело в том, что ты как бы часть коллектива, свой человек, и когда ты не можешь объяснить свою отстранённость, она сама себя объясняет вражескими мотивами. Ты не идёшь, значит можно думать, что тебе просто неприятно общество, в котором ты находишься. И уже ты отдельно от всех. Они на тебя косятся, они уже чужие. Вот таким образом зарождается одиночество.

Я не буду подробно расписывать, чем болею. Болею с рождения, но сильно проявляться стало лет с тринадцати. Нет, это не заразно и не смертельно опасно, скорее, неприяно. Я не купаюсь, не ношу короткую одежду, такую как шорты, майки, платья. Не могу. Если с кем-то чужим живу, то живу, как на иголках: раньше проснуться, позже вернуться, максимально прятаться. И всё это, разумеется, очень трудно. Много зависти, каких-то мечт, вера, что этому есть конец и, конечно, обида.

Бывают разные болезни. Некоторые даже способны вызывать гордость. Этакие шрамы. Уважение к битве с тяжкой жизнью. Красивые изъяны. Мой, увы, таким не назовёшь. Мне стыдно. Те, кто видел, спрашивал, что мол, кто меня так покусал сильно? Да, можно теперь представлять, как это выглядит. :) Очень мило, но всё же мерзко. Просто если бы люди значали изначально, они бы ко мне не подходили, поэтому каждое моё "нет" спасает их жизни и мою от разочарований.
Да-да-да, можно рассказать сказку про "необращай внимание на чужое мнение", но здесь всё сложнее. Для меня разочарование во мне - это своего рода смерть. Да и серьёзно, мне внутри так может шандарахнуть от подобного, что я просто не могу есть и спать. Я действительно очень сильно начинаю бояться, не могу ничего с этим сделать.

И сейчас я буду рассказывать о том, в какое паршивое положение поставил меня Бог.
Он дал мне внешность, которая вытворяет две омерзительные вещи: притягивает и отталкивает. Притягивает всю самодовольную пустую нечисть, от которой, честно говоря, уже блевать хочется. А отталкивает хороших людей, способных понять, которые просто начинают бояться. Да, Герцог, ты не первый, который посылает меня к каким-то лучшим. Пройденный материал.
Мне вообще это кажется похожим на то, что я из некой королевкой свиты, пытаюсь ворваться в таверну к простым смертным, а они тупо отсылают меня обратно, мол, иди к своим королевским. Вот я так и сижу на дороге между таверной, куда хочется и не пускают и дворцом, куда положено, но по обстоятельствам мне на самом деле там не место. И всё только из-за внешности. Ну, или я чего-то ещё не догоняю. Но внешность я свою ненавижу за всё хорошее.

Была в Питере история. На работе. Как уже говорилось, хорошие на знакомства не идут, прячутся да выжидают. Выискивать их довольно проблематично. Так что живёшь, а там как повезёт. Пришла на работу девочка. Простая. Коса с секущимися концами, очки грубые в толстой опрове, немного неуклюжая, боится сделать что не так. Волнуется. Позже узнала, что учится прилично. Вот из таких в школах изгоев делают с прозвищем "ботан", сейчас уже устаревшее прозвище, но суть, думаю, ясна.
Я-то находилась в самом центре коллектива, так что через меня проходят все взгляды, высказанные мнения. Я как бы всё знаю, ну почти всё, что у нас там происходило. И оказывется не только в школах делают изгоями. Одна начала говорить, что она - новая девочка - ассоциируется у неё с кем-то, кто под себя ходит. Управляющая то и дело, не при ней, конечно, но называла её тормознутой и странной, даже мой любимый админ под конец стала на неё наезжать. Кстати, админ после того инцидента пал в моих глазах. В общем, девочку уволили, но мне она нравилась. В последний день, когда мы работали в одной смене вместе, после работы нам довелось пройтись вдвоём без лишних свидетелей. Причём с ней действительно было о чём поговорить. В итоге я попросилась к ней вконтакт. Она начала по знакомому бредить: "да я сижу с одной страницы с подружкой", "у меня нет фото", "другое имя" и т.д. И было понятно, это один из наших человеков. :) Я попыталась её успокоить, что я знаю, о чём ты говоришь. Я сама так живу, но мне не поверили. Просто потому что я не выгляжу своим.
Ещё один вид одиночества.
Кстати, красивым я не всегда был. Сильные измения произошли после того, как из моего рациона исчезло мясо. И в школе мне тоже прилично досталось.

Моя история заканчивается тем, что осознание мне волей-неволей даёт понять, что в моём положении можно или вырастать вместе, чтобы стать названными братьями. Или искать таких же калеченных простых, которые поймут и примут тебя, такого же калеченного психа. Но ни первое, ни второе не работает. Первое - поздно, мы выросли. А вторые меня не принимают. Вот и всё... :)